Меа Шеарим в Иерусалиме: Чёрное гетто харедим | Города | Багира Гуру

Первые районы за пределами Старого Города Иерусалима [↑]

В 5625 (1866) году сэром Моше Монтефиоре было основано первое поселение за пределами Старого Города — Мишкенот Шаананим. После этого жители Иерусалима поняли, что можно оставить нищету и выйти «за стены», построенные султаном Сулейманом Великолепным в XVI веке. Страх поселиться в дикой, незаселенной местности, окружающей Иерусалим, уменьшился.

Махане Исраэль, построенный в 5626 году (1866-1867), стал вторым кварталом за стенами Старого города. А в 5634 (1873) году было закончено строительство квартала Нахалат Шива. Тогда же реб Довид Рейс, богатый бездетный еврей, пожертвовал деньги, чтобы построить небольшой новый район из десяти домов около Нахалат Шива. Он назывался Бейт Давид. Следующим, пятым кварталом стал Меа Шеарим.

Отцом-основателем как минимум одиннадцати «поселений» за пределами Старого города был р.Йосеф (Йоше) Ривлин (1836-1896). Его называли Йошер — дер штетл махер (на идише «Йошер — основатель местечек»). Слово йошер, созвучное с именем рава Ривлина, ассоциировалось с качеством прямоты (от ивритского слова «яшар» — прямой).

Эпидемия

Ещё лет 15 назад вся жизнь религиозных фанатиков протекала на закрытой территории, куда посторонним вход был запрещён, о чём красноречиво гласили надписи на иностранных языках. Если в район и прорывались туристы, требования к ним предъявлялись строгие. У женщин одежда до пят, обязательный платок на голове, ни грамма косметики. К зевакам обоего пола дополнительное требование: скромное поведение, никакого шума и громкого смеха. Если правила не соблюдались, харедим могли прогнать нарушителей. В ход шли палки, камни, кулаки.
Сегодня никаких послаблений для туристов по-прежнему нет. Вас так же могут изгнать с «подконтрольной» территории, например, за то, что вы идёте не по тому тротуару, ибо в Меа Шеарим тротуары делятся на мужские и женские. Только сейчас необязательно идти в данный район, чтобы увидеть этот особый мир. За последние годы харедим расползлись по Иерусалиму, да и по всему Израилю, как старая шуба. Но если для туристов их кварталы — это изюминка, интересная достопримечательность, то для остальных израильтян «чёрные» (как их называют за пристрастие к чёрной одежде) — настоящая головная боль. Они на дух не переносят ортодоксов. Те отвечают им взаимностью.
И у той и у другой части общества свои причины для «классовой ненависти».

Основание Меа Шеарим [↑]

«Отцами-основателями» Меа Шеарим, наряду с р. Йоше Ривлиным, были рав Шломо Залман бен Нахум — Бааран, сын великого мудреца и праведника рава Нахума из Шадика (Бааран — это акроним: бен а-рав Нахум— сын рава Нахума) и рав Бенцион Леон.

Когда, по просьбе сэра Моше Монтефиоре, британский консул спросил рава Йоше, рава Шломо Залмана и рава Бенциона об источниках финансирования Меа Шеарим, они все как один ответили: «Основной источник — это наша вера, как сказано: “Строитель Иерусалима — это Г‑сподь” (Теилим, 147:2). Мы только исполняем Его волю. Все, что нам нужно сделать, это начать, а остальное, безусловно, будет завершено Небесным Провидением».

На основании расчетов и ​​измерений, обнаруженных у мудрецов, было выбрано место для строительства. Опираясь на трактат Талмуда Бава Батра, 75Б (там говорится о старике, который видел Иерусалим простиравшимся очень далеко) основатели Меа Шеарим рассчитали, что древний Иерусалим охватывал также территорию, на которой должен был располагаться новый район. Таким образом, он мог с полным правом считаться частью Святого города.

В Хешване 5634 (осенью 1873) года было созвано собрание. Оно продолжалось три бурных дня с участием выдающихся людей Иерусалима: раввинов, лидеров общин и других заинтересованных лиц. Рав Иерусалима Шмуэль Салант произнес пламенную речь, цитируя Виленского Гаона, который говорил, что расширение еврейского поселения на Святой земле является основной формой кидуш Ашем (освящения Имени Творца).

Была образована группа из 117 пайщиков, которая называла себя «Меа Шеарим». Они решили назвать новый район «Реховот». Оба названия были взяты из недельной главы Толдот, которая читалась в Шаббат той недели, когда состоялось собрание.

Через несколько дней число пайщиков выросло до 140. Большинство участников не имело необходимого первоначального взноса, чтобы купить свою долю земли. Поэтому многие закладывали или продавали украшения своих жен. Некоторые даже заимствовали средства из своей части в халуке (Халука — ежемесячная помощь, которую собирали евреи диаспоры для жителей Эрец-Исраэль).

Архитектор Конрад Шик, немец-христианин, разработал план поселения: квартал был спроектирован как прямоугольник из длинных домов с шестью воротами внутрь, запираемыми на ночь. Внешние стены квартала служили защитой для его жителей. Первоначально в центре района предполагалось разбить парк, но эта идея была оставлена из-за религиозного запрета сажать сады и парки в стенах того, что было библейским Иерусалимом.

За 49 тысяч турецких лир у арабов было куплено три отдельных участка земли общей площадью 32,5 дунамов (3,25 гектара). Краеугольный камень был заложен в Ияре 5634 (весной 1874) года. Строительство началось немедленно. Примерно через восемь месяцев были закончены первые десять квартир и определены те, кто должны были их заселить.

Сто крат

Название Меа Шеарим переводится как «сто крат». Это цитата из Библии: «И сеял Исаак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат». Применительно к названию района речь шла о распространении идей иудаизма на исторической родине. Зальман Бахаран и Иосиф Ривлин, выкупившие у арабов в 1874 году землю под еврейское поселение, задумывали его как копию еврейских местечек Восточной Европы, где иудеи компактно проживали до Второй мировой войны. Бахаран и Ривлин поручили архитектору спроектировать дома так, чтобы вместе они образовали своеобразную крепость. В итоге получился прямоугольник, состоящий из длинных домов, внешние стены которых служили защитой от окружающего мира. Ворот было построено минимум, чтобы у непрошеных гостей не возникало соблазна проникнуть в святая святых. До недавнего времени ворота даже запирали на ночь.
Ещё в начале XX века население района было неоднородным: в нём жили и светские, и религиозные евреи. В 1960-х годах «богобоязненные» перешли в наступление. Именно тогда чужакам ограничили вход на территорию, по субботам стали перекрывать дороги и вешать замки на все учреждения. Мало-помалу «чёрные» установили в Меа Шеарим свои порядки и вытеснили светских. Несогласные переезжали в другие районы, старики доживали тут свой век, после их смерти квартиры переходили радикалам. Так в Иерусалиме образовался уникальный район, своеобразная терра инкогнита.

Краеугольный камень

Сегодняшний Меа Шеарим — мир, где стороннему человеку все кажется перевёрнутым с ног на голову. Ха-редим позиционируют себя как общность людей с жёстко организованной структурой, строгими внутренними правилами и своим административным аппаратом. Внутри сообщества выделяется несколько групп — от умеренных до крайне радикальных, но все живут по законам Торы. Мужчины заняты единственным делом — изучением Торы и Талмуда. Мерило успеха здесь не количество заработанных денег, а продвинутость в знании священных книг. Если у парня от зубов отскакивают главы Торы, он считается более завидным женихом, чем тот, у кого большой счёт в банке. Нередки ситуации, когда в семье работает жена, а муж грызёт гранит науки в колеле — учебном заведении для женатиков.
Харедим плодятся, как им велел Господь. Семьи с семью-восемью детьми — норма. «Эти дармоеды рожают детей и сидят на нашей шее, а мы вкалываем и платим за них налоги», — возмущаются остальные израильтяне. Но «чёрные» плевать хотели на окружающих: Бог приказал им размножаться.
Кстати, воспитательный процесс у них тоже строго регламентирован. Формально никто не требует соблюдать неписаные нормы общины, но стоит пойти против течения — и ты изгой. Здесь всем есть до всех дело: кто с кем гуляет, кто что ест, кто во что одет. Дети выглядят скромно, младшие донашивают одежду за старшими. На улицах слышны детский гам и смех — улица тоже воспитывает. Дети не сидят в четырёх стенах с утра до ночи у телевизора, компьютера или смартфона — на эти блага цивилизации тоже наложены табу. Новости о том, кто женился, родился или умер, узнают из листовок, расклеенных на заборах и столбах. В сообществе принято поддерживать друг друга. Соседи могут присмотреть за ребёнком, поделиться посудой, едой, одеждой, дать взаймы без процентов. Здесь есть бесплатный прокат вещей, фонды поддержки в трудную минуту. Тут никто не чувствует себя брошенным или одиноким.

Район Меа Шеарим сегодня [↑]

Постепенно вокруг квартала стали появляется и другие районы, прокладываться улицы. Иерусалим вышел за границы Старого города, и со временем квартал соединился с другими новыми районами города. Возможно, это несколько нарушило привычный общинный уклад жителей Меа Шеарим, и в начале ХХ века квартал был смешанным религиозно-светским районом. Однако в 60-е годы религиозное население начало вести активную борьбу за закрытие улиц и всех учреждений на Шаббат. Эта активность вынудила светских жителей искать себе жильё в других местах. На сегодняшний день Меа Шеарим заселён, в основном, ортодоксальными евреями. Очень много здесь представителей различных хасидских дворов.

С течением времени религиозные жители расселились и в нескольких десятках соседних кварталах, выросших вокруг Меа Шеарим за последние сто лет: ныне все они — с религиозным, преимущественно ортодоксальным, харедимным населением. И в широком понимании под «Меа Шеарим» сегодня часто подразумевают все соседние улицы, включающие такие религиозные кварталы, как Макор Барух, Геула, Бейт Исраэль, Бухарский квартал, Батей Варша, Батей Унгарин.

Другое название всего этого района — Геула, по имени одного из кварталов — также распространенно среди религиозных израильтян.

В более узком смысле под именем «Меа Шеарим» подразумевается конкретная улица с одноименным названием, одна из центральных улиц этого района. Улица Меа Шеарим сегодня — сосредоточие торговых лавочек и магазинов, торгующих предметами иудаики, еврейскими книгами, кошерной одеждой и прочими товарами. Здесь не мало кафе, строго соблюдающих самые высокие требования кашрута, есть несколько пекарен.

Недалеко, в Бухарском квартале, находится Бухарский рынок.

На субботы и праздники проезд через район Меа Шеарим перекрывается.

Два лагеря

Харедим превозносят себя и открыто презирают остальных евреев за то, что те не чтут Тору. Но это ещё полбеды. Они ни во что не ставят собственное государство, попросту ненавидят его. Им незнакомо чувство патриотизма и гордости за свою страну. Харедим не участвуют в выборах, не читают газет, не смотрят телевизор. Они отказываются от службы в армии. «Под ружьё пейсатых дармоедов!» — постоянно призывают светские израильтяне, но пока тщётно.
У особо нетерпимых харедим нет удостоверений личности, медицинской страховки и даже местных денег шекелей, они демонстративно презирают государственные институты, отказываются от дотаций и живут на пожертвования религиозных общин из-за рубежа. Самые фанатичные считают холокост заслуженным наказанием евреям за их недостаточное религиозное рвение, а палестинцев называют друзьями. Харедим верят, что настоящее еврейское государство возможно только с приходом мессии, а нынешняя сионистская страна — неудачный эксперимент.
Воинствующие ортодоксы не сидят сложа руки: громят некошерные лавки и книжные магазины со светской литературой; закидывают камнями автобусы, заехавшие к ним в субботу; избивают геев; плюют в лицо полицейским и даже нападают на солдат израильской армии. Периодически страсти накаляются до того, что между разными группами евреев возникают прямые столкновения, как это было в 2017 году, когда ультраортодоксы заплевали 8-летнюю репатриантку из США за то, что девочка шла по «мужскому» тротуару.
Несмотря на недовольство остальной части израильского населения, вес «чёрных» в обществе растёт. Оставаясь крайне закрытой структурой, они захватывают новые города и поселения, мечтая, чтобы некогда затерянный в каменных джунглях Иерусалима район Меа Шеарим разросся до размеров страны. По субботам они, не дрогнув, перекрывают магистрали уже не только в своих кварталах, отключают электричество. Лет 10 назад невозможно было представить, чтобы крупная авиакомпания пошла у них на поводу и отказалась от полётов по субботам. А сегодня это свершившийся факт. Рестораны, супермаркеты, парикмахерские под их давлением закрываются на время шаббата. Раввины проверяют фермы, заводы и продуктовые лавочки и выдают сертификаты на кошерность.
Сейчас никто не может сказать, чем закончится эта война. Но многие светские евреи-атеисты, в том числе пережившие холокост, часто приходят к выводу, что Израиль перестал быть домом для всех евреев, и предпочитают уносить ноги куда подальше.

Журнал: Ступени Оракула №3, март 2020 года
Рубрика: Затерянный мир
Автор: Ирина Тарнаева

Метки: религия, Иерусалим, иудаизм, Ступени Оракула, Израиль, радикализм, район, община, сионизм

Telegram-канал Багира Гуру

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...